Маша.zz (Маша-дот-зет-зет). Письмо из Zаzеркалья — Блог копирайтера

Маша.zz (Маша-дот-зет-зет). Письмо из Zаzеркалья

— Я едина в трех лицах. И поворачиваюсь той стороной, которая нужна тому, кто со мной говорит в эту минуту. Я — наивная девочка, которая смотрит на мужчину, замирая от восхищения, и притворяется, будто потрясена тем, какая у него власть, какая слава. Я — роковая женщина, которая атакует неуверенных в себе мужчин и берет инициативу на себя, так что им уже ничего не нужно делать и не о чем беспокоиться. И, наконец, я — любящая мать, которая нежно опекает тех, кто нуждается в ее советах, которая терпеливо выслушает все рассказы, если даже они у нее в одно ухо влетают, а из другого вылетают. С кем из этих трех ты хочешь провести этот вечер? – её глаза горели, а слова, похоже, лились искренне. Она жила тем, что говорила, невозможно было не поверить ей. Но поверить – было опасно.
— Маша! Перестань врать! Ты всего лишь про-сти-тут-ка.
Она улыбнулась, но глаза ее выдавали беспокойство. Ее напряжение тут же передалось мне, тело под рубашкой покрылось испаринами. Никогда бы не подумал, что это может так задеть её.
— Ну, и мой лучший друг, — добавил я, что бы хоть немного смягчить сказанное.
Наверняка, я бы воздержался от этих реплик, если бы знал, что произойдет потом, всего лишь через несколько дней. И что это будет последняя наша встреча.
То, что «произошло потом» я хотя и не видел своими глазами, но знал хорошо. Слишком хорошо. Поэтому, первое чувство, которое возникло во мне, когда я получил письмо, было страх. Никакого мистического ужаса, экзистенциальной паники или чего-то такого, потустороннего. Просто страх, обычный, бытовой.
Такое чувство возникает, когда ты, придя на работу рано утром, вспоминаешь, что забыл выключить утюг. Именно вспоминаешь, т.е., это не кажущееся чувство. И в тебе начинается борьба – что же делать? Отпрашиваться у начальства и возвращаться? Но это же утюг, он безопасно стоит на гладильной доске, что может случиться? Стоит ли из-за этого поддаваться под насмешки начальства и коллег. И всё же ты тратишь пару часов своей жизни, возвращаешься домой, и физически устраняешь причину того, что так тебя беспокоило. Ты выключаешь утюг и чувствуешь себя в некотором роде героем (ведь не поленился), в некотором роде баловнем судьбы («слава Богу, ничего не произошло).
Я знал ее с раннего детства, мы были из одного городка и в Киев приехали практически одновременно. Родители назвали её Мария, в честь Богородицы, и в этом уже была ирония. Названая в честь матери Бога, сама она согласилась бы стать матерью разве только Дьявола. Она постоянно делала много такого, о чем можно было прочитать в книгах, или увидеть в фильме, но чего редко видишь в жизни, в ситуациях, когда вокруг тебя живые люди, а не искусственные образы, рожденные художественным сознанием с одной целью – произвести яркое впечатление на аудиторию. Она отдавала впечатлениям всю себя, и людям это нравилось. В основном.
Итак, письмо.

From: Masha Semenko "mаshemenko@mail.zz"
Sent: 29 Feb 2011, 0:17
Subject: Это действительно я, ты только не пугайся

Здравствуй, Юра!
Прежде всего, хочу сказать тебе, что ты был не прав! Проститутки попадают в рай. Проверено на собственном опыте. Чего нельзя сказать, про их друзей. Друзья проституток тут попадают в ад, я уже узнала.
Не смотря на то, чем всё закончилось я не жалею ни о чем.
Я создала себя из ничего. И многое на это положила. Ты знаешь, что с мамой я расставалась тяжело. Уехать в Италию – с ее стороны это было предательством. Ну и что, что она присылала мне деньги? Да, я не смогла бы поступить в институт и переехать в Киев, но уже через год я зарабатывала больше чем она! В разы! Её жалких грошей не хватало ни на что – ни на одежду, ни даже на косметику. Когда она уезжала, она оставила мне старую икону Божьей Матери. Дева Мария должна была меня хранить. Интересно, от чего? Икона оказалась дешевкой, в антикварной лавке, куда я отнесла её в первый же день своего приезда в Киев, её отказались принять.
Помнишь, того мальчика, католика который обещал бросить свою молодую жену и ребенка, если я подарю ему что-нибудь своё? Ты тогда был удивлён его безрассудству, но я так и не ответила тебе, что же я ему такого подарила. Хотя ты очень просил рассказать. Так вот, это было в моей квартире, я тогда уже жила на Крещатике.
— Хорошо, — сказала я ему. Я сделаю тебе такой подарок. Но ты будешь проклят, если не сдержишь своего слова.
У меня все вещи были давно распакованы, кроме одной коробочки, которая пылилась под кроватью. Я достала оттуда старую икону, про которую к тому времени уже почти забыла. Потом я подошла к своему столу и взяла одну из свежих своих фотографий. Из последней фотосессии, в стиле «пин-ап». Не слишком удачную, но вполне милую. Я аккуратно вырезала свое лицо и бюст, и прочно вклеила в икону. Всё это я сделала у него на глазах.
— На, держи. Ты просил подарить тебе что-то по-настоящему ценное, святое. Святее этого у меня нет ничего, — сказала я, вручая подарок.
Мальчик был, мягко говоря, удивлен. Но всё же принял подарок, стал расточать благодарности, пытался даже обнять меня. В общем, прилежно сыграл свою роль. Я осталась довольна.
Говорят, когда он разбился на своем мотоцикле, попав под КАМАЗ так, что грузовик превратил его в кровавую котлету, при нем была эта иконка. Как видишь, его она не уберегла.
Помнишь, в девятом классе, на экзамене у тебя перестала писать ручка, и ты спросил, есть ли у кого в классе запасная? Я протянула тебе свою, рада помочь тебе. Я так хотела, чтоб ты писал моей ручкой. Но ты взял ручку у Мишани, хотя он сидел дальше, и тебе пришлось дотягиваться. Мне казалось, что я никогда не прощу тебе этого.
Ручку, которую ты отверг, я хранила как святыню. Вот, что было для меня по-настоящему ценным. Да, я его обманула. Хотя он свое обещание сдержал.
Я лишь создала образ. Не моя вина, что другие решили этому образу поклоняться. Это была моя самая главная инвестиция. Кто-то копит наличность, кто-то приобретает друзей, кто-то вкладывает в знания, много учится. Но меня даже из института выгнали после первой же сессии. Так что всё это было не для меня. Я должна была создать себя.
Мой проект оказался успешен. Стоило сказать лишь слово, и люди становились безмолвными рабами. Да это была настоящая магия! Любые двери, любые вещи, самые безумные поступки… Никто не мог мне ни в чем отказать. Кроме одного олуха. Но сейчас не об этом. Важно другое. Эта магия работает даже здесь. Как думаешь, почему еще мне дали ноут-бук и разрешили написать это письмо? Хотя, мне всё же пришлось крепко постараться, что бы получить эту возможность – написать тебе.
Ты еще не понял, зачем я тебе пишу?
Ты не имел права называть меня проституткой. Потому что я тебя любила. Тебя одного. А ты мог предложить мне всего лишь дружбу.

К концу, когда я дочитал письмо, страх только усилился. Но куда бежать, что бы выключить этот утюг? Впрочем, куда бежать, я, кажется, догадываюсь. Однако стоит ли так уж торопить события? Я ведь не Орфей, и обратный билет мне вряд ли удастся выдурить.

Юрий Карапетян
Жизнь подрбрасывает нам много разных испытаний, не стоит быть слишком самокритичным и угнетать себя, даже если на некоторые из испытаний ты не смог правильно ответить и допустил ошибку. По образованию я историк философии, почти 20 лет проработал в пиаре и журналистике, около 10 лет занимался различными веб-проектами, изучал веб-технологии, работал над проектами в сфере интернет-маркетинга.

3 комментария

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *