С чем связан мой неувядающий интерес к «Тюремным тетрадям» Антонио Грамши — Блог копирайтера

С чем связан мой неувядающий интерес к «Тюремным тетрадям» Антонио Грамши

Про Антонио Грамши

Есть три человека, которые возбудили во мне интерес к Антонио Грамши и его «Тюремным тетрадям» — это Сергей Крымский, Сергей Кара-Мурза, и Сергей Кургинян. Немного странно, что все трое — Сергеи и фамилии у них начинаются на «К». Крымский как-то сказал, что у Грамши в «Тетрадях» собрана вся эволюция культуры Западной Европы, и это лучший учебник по истории философии, хоть он им и не является в строгом смысле.

В университетских библиотеках вы должны заказывать заранее книги, которые вам нужны. Однако во многих читальных залах есть полки, на которых стоит готовая литература, которую вы можете брать чтобы листать или прочесть полностью. У нас в Могилянке была отдельная полка по философии, и каждый раз когда я вечерами засиживался в ожидании, когда принесут заказанную литературу, я брал с этой полки «Восстание масс» Хосе Ортеги-и-Гассета. Я уже не вспомню ни одного утверждения из этой книги, помню только что мне хотелось однажды прочесть эту по-своему сложную, но и просто написанную книгу до конца. В принципе, у меня три таких книги — «Феноменология духа» Гегеля, «Бытие и Время» сами знаете кого и «Восстание масс». Эту книгу я помню даже больше по «Одномерному человеку» Гербарта Маркузе, широко цитировавшего «Восстание масс». Небольшой спойлер — у Маркузе нет ни одной цитаты из «Восстания масс», впрочем вряд ли вы сможете это проверить.

Помимо всего этого университетского романтизма, меня влечет к Грамши еще и сама эта тайная пелена сватанная с творчеством в тюрьме, в закрытом пространстве. И не просто в тюрьме, но еще и в фашистской тюрьме. Что значит отсидеть там двадцать лет! Да еще и написать такой увесистый труд.

Ранее я вел твитер, который назывался Тощий Тони, он был сплошь наполнен цитатами из Грамши. Я бы очень хотел бы сделать две вещи, и вполне возможно сделаю их в скором времени — это сделать сайт, который бы всецело был бы посвящен «Тюремным тетрадям» и может быть даже видео-блог на ту же тему (чисто рецепции наивного профана на тему трудов столь великой и незаурядной личности). Отдельный шар романтизма фигуре Грамши придает его оппозиция к обласканному тогдашней властью Джованни Джентилле, который тоже написал большой труд по истории философии Запада.

Помимо всего прочего мне чем-то бизок сам коммунизм, его идеология. Может быть отчасти тем, что в современной Украине он несколько поддан остракизму, это нечто запретное, кровавое, преданное всеми официальными каналами анафеме. Я считаю коммунизм глубоко паразитической идеологией, он не способен существовать без инородного субстрата, в большинстве случаев таковым является капитализм, в редких случаях — социализм. Не следует при этом считать, будто паразитизм является чем-то негативным. В какой-то мере и христианство является глубоко паразитической религией, так как вобрало в себя множество идей, образов и практик из других религий. В одном из справочников по биологии я как-то прочел, что плод паразитирует на теле матери, это утверждение вызвало резкую критику нашего преподавателя, однако мне кажется, это вопрос сугубо формулировки. Кто из нас не является паразитом в биологическом или социальном плане? Полная автаркия столь же абсурдна, как и нарушение законов термодинамики.

Что касается видео-блога на тему Грамши, мне кажется, он найдет свою аудиторию, пусть и большинство зрителей будут относится к содержимому с иронией, самоутверждаясь за счет молодого (по философским меркам) и неопытного автора. Вам бы интересно было такое смотреть?

Юрий Карапетян
Ленивая тварь, начисто лишённая амбиций, но при этом жутко завистлив к успехам других. Любит поспать и поесть больше, чем думает о своём будущем. Единственное литературное достижение - сборник рассказов, изданный журналом "Киев", печатным органом Союза писателей Украины в 2006 году (в самом Союзе не состоит, не только потому, что жмотится оплачивать копеечные членские взносы, но ещё и потому, что не отвечает ни одному требованию организации). Исключительно благодаря малому тиражу (25 экземпляров) сборник стал библиографической редкостью, что и составляет единственную его ценность. Хуже всего автору удаются рассказы и повести в жанре научной фантастики, по какой-то совершенно мистической причине именно им он уделяет больше всего творческих сил и времени.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *