Социальные близнецы — Блог копирайтера

Социальные близнецы

Социальные близнецы

Начало тут. В Агентство по старым форматам устраиваются Нина и Нона. Профессору удаётся, не без усилий, добиться отключения гомопрофиля Альфы.

Профессор проснулся в шесть утра, хотя вставать ему нужно было в восемь. Умывшись, он отправился в свой кабинет, а не на кухню. Ему хотелось выпить чашечку кофе наверху, глядя через окно на сад, над которым как раз загоралось рассветное небо. Запах свежего ремонта и недавно распакованной мебели, царившие по всему Ангару, пьянили так же сильно, как сочетание свежести утра и аромата кофе, приготовленного под действительно высоким давлением. Проходя мимо центрального терминала Альфы Профессор ощутил ещё один прилив радости, он не смог сдержать улыбки. Вокруг словно пахло предстоящими свершениями, большими и малыми делами.

004Уже поднявшись на второй этаж, Сергей Борисович вспомнил, что в автохлебопечи томятся на прогреве свежие круассаны. Виталина приготовила тесто и начинку с вечера, и загрузила их в хлебопечь. Среди ночи, по таймеру, печь запустилась и к этому времени круассаны как раз должны уже быть готовы. Рискуя пропустить восход (который, впрочем, всё равно с этого места почти не просматривался), Профессор рысцой, насколько мог быстрой для своего возраста, спустился на кухню за круассанами. И только после того, как доставил их в кабинет, он заварил кофе. Круассаны он принёс не в одной из этих псевдо фарфоровых тарелок и ваз из горного хрусталя, которыми увлекалась Виталина, а в бумажном пакете, что напоминало ему о городской жизни.

После кофе и неспешной медитации в директорском кресле у Профессора оставалось еще почти два часа времени до того, как он сможет приняться за дело, которое его действительно беспокоило. Как вы уже знаете, речь идёт об устранении неполадок при установке Альфы, нужно позвонить в службу поддержки поставщика оборудования, и выяснить, что они себе думают и почему машина не соответствует заявленным техническим требованиям. Но служба поддержки начинала свою работу только в девять. Ещё минут пятнадцать Профессор хотел дать им на утренний кофе, чтоб во время звонка они были не такими злыми.

Образовавшееся окно Профессор решил использовать, чтоб просмотреть отклики на вакансии, которые Виталина разместила в Инете накануне. Им предстояло нанять для Агентства менеджера по развитию (который должен был бы совмещать задачи менеджера по продажам) и бухгалтера (который должен был бы совмещать задачи юриста). Конечно, если бы Профессор запускал проект за какой-нибудь универовский грант, он, наверняка, нанял бы для этих целей по меньшей мере четырёх разных специалистов. Но поскольку Профессор запускал Агентство за свои собственные деньги, он решил проявить бережливость.

За ночь на электронную почту поступило около сотни резюме. И это было очень даже много, учитывая невысокую зарплату, которую предлагал Профессор. В некотором роде консерватор, Сергей Борисович Зубов считал, что высокая зарплата с самого начала работы вредит мотивации, не даёт перспективы. Уверенность в разумности этого решения таяла по мере того, как одно за другим, Профессор просматривал отклики и резюме.

Одним не хватало квалификации или опыта по одному из направлений, другим — по другому. Не дойдя и до половины откликов на вакансию, Профессор застрял на резюме, которое заметно выделялось на фоне всех остальных. Это резюме было «два в одном» — два почти во всём одинаковых резюме, включая опыт работы и сертификаты, но на двух разных людей. Ну, может, и не таких уж разных. Различных, так сказать, субстанционально, но идентичных по своим качествам. И, судя по всему, сестёр, даже — близнецов. И звали их похоже — Нина и Нона.

TalkingПравда, фамилии у них были разные, но на этот счёт могло быть множество объяснений — к примеру, кто-то из них замужем, или же родители развелись и одна дочь взяла фамилию отца, а другая — матери. Да мало ли какие жизненные обстоятельства могли сопровождать этот, весьма малозначительный, факт.

Резюме, совершенно одинаковое, было прислано два раза. Образование, сертификаты, опыт работы, рекомендации — всё выглядело вполне приемлемо. И зарплата их тоже устраивала.

Профессору захотелось показать эту диковинку Виталине. Однако кончено же, он не станет будить её по такой мелочи. Сергей Борисович пододвинул ближе к себе оптическую клавиатуру и набрал самый короткий ответ, из тех, что способен был придумать:

Уважаемые дамы, я рассмотрел ваши резюме и готов назначить с вами собеседование на любое удобное для вас время и место. Если вы хотите увеличить свои шансы на получение этой вакансии, самым удобным для вас временем должно оказаться 11.00 утра, сегодня у нас в офисе. Как добраться вы сможете уточнить по телефону такому-то у моего секретаря.

С уважением,
Сергей Борисович Зубов,
Директор Агентства по старым форматам,
Профессор Универа неточных наук.

Отправив письмо, Сергей Борисович подумал, что не стоило подписываться обеими подписями. Ведь теперь он формально уже не Профессор Универа неточных наук. Придётся привыкать. Но в этот раз исправить подпись он уже не сможет. Нескромно получилось, но придётся стерпеть. Не писать ведь вдогонку — простите, уточнение, я не Профессор Универа, а только Директор. Хотя, не исключено, что в молодости он именно так бы и поступил. Но слава Богу, в молодости такая ситуация возникнуть не могла, тогда у него не было ничего кроме имени и фамилии.

Ответ пришёл через минут пять:

Мы согласны. Будем в 11 у Вас.

Это короткое сообщение обрадовало Профессора. День начинался неплохо.

Снизошедшая лёгкость бодрила, тянуло на что-то эдакое, рабоче-героическое. Читать, просматривать подписки или другую почту не хотелось, это бы вмиг убило такое необычное, давно позабытое настроение. Словно десятилетия назад, перед защитой диплома, или вступительным собеседованием в Универ.

Времени было вагон. С минуту подумав, Сергей Борисович решился провести его в саду, в сопровождении необычно громкого, многоголосного пения птиц (среди которых были и привозные, заморские), среди журчащего ручейка и холодных рос. Спокойно его прогулка длилась минут пятнадцать-двадцать. Далее он у каждой развилки ухоженной тропинки поглядывал на часы. Словно перед долгожданным свиданием в далёкой молодости, ему хотелось чтобы назначенный час настал поскорее. Но он всё никак не наступал. Профессор два раза обошёл весь сад. Посидел немного в беседке. Потом ещё немного под навесом, на лавочке у ручья. Потом поднялся на террасу на крыше Ангара, чтоб осмотреть всю округу. Эх, надо было подняться сюда с самого утра, ещё до кофе, можно было бы встретить рассвет — подумал он.

В кабинет Профессор вошёл в девять десять. Ещё пять минут он просматривал договора и прочую техдокументацию на Альфу. Ситуация была для него предельно ясна — какая-то мелкая бюрократическая неурядица, всего и делов-то, на пять минут. Сейчас он позвонит в службу поддержки, они пришлют специалиста и тот отключит гомопрофиль Альфы, ставший ненавистным за столь короткое время.

Глубоко выдохнув, профессор запустил приложение для связи и выбрал нужный номер. Вызов шёл почти минуту, прежде чем ему ответили.

004— Здравствуйте, Сергей Борисович, вас приветствует служба поддержки компании «Надёжные системы». Я ваш персональный менеджер Маргарита, чем могу вам помочь?

— Можете многим, здравствуйте. Я приобрел у вас промышленную вычислительную платформу Альфа. Мне нужно, чтоб вы направили ко мне специалиста, который бы отключил гомопрофиль Альфы, это возможно?

— Да, конечно, сейчас я проверю график выездов наших специалистов, повисите, пожалуйста на линии секундочку…

«Висеть» пришлось минут пять, не меньше, причём, под музыкальное сопровождение — марш Мендельсона исполняемый на индийской ситаре.

— Алло, Сергей Борисович, вы тут?

— Да, да, слушаю.

— Завтра в три вас устроит?

— Да как вам сказать, хотелось бы по-раньше… А сегодня никак нельзя?

— Сейчас уточню. Повисите, пожалуйста ещё пару секунд.

«Что за глупое выражение, повисите на линии, подумал Профессор, и откуда оно только взялось. На какой линии? Уже и проводов тысячу лет как нет». И опять пару секунд длилось минут пять, может и больше.

— Алло, Серей Борисович, вы тут?

— Да.

— Напомните, пожалуйста, в чём проблема?

— Маргарита… вас, кажется, так зовут? — максимально сдержано проговорил Профессор, чётко проговаривая каждое слово, как его когда-то учили — Вы пять минут назад общались со своим специалистом, о чём? И ещё предложили прислать его завтра к трём.

«На том конце» выслушали каждое слово Профессора. Как только можно было убедиться, что он всё сказал, сказали в ответ:

— Я не Маргарита. Я её менеджер.

— Ага. Так значит. Хорошо. Тогда, простите меня великодушно. Я купил у вас Альфу, спецификация XFG-3014.

— Минутку, я запишу. Повторите, пожалуйста ещё раз.

— XFG-3014.

— Записала, да действительно, у вас был такой заказ и он выполнен.

— Заказ выполнен, но машину привезли и установили с гомопрофилем, я же заказывал без гомопрофиля.

— Вы заказывали Альфу без гомопрофиля? Подождите секундочку….

Не успел Профессор и полслова сказать, как из динамиков снова полились сладкоголосые звуки ситары. Будь ты проклят, Мендельсон, со своими ситарами и маршем. Ситуация понемногу начала напрягать Профессора.

— Алло, Сергей Борисович, вы тут?

— Да…, — Профессор затаил дыхание, что же будет дальше?

— Я уточнила, специалист может выехать к вам сегодня. Он поможет вам подключить гомопрофиль.

Профессору показалось, что он чего-то не услышал:

— Простите, что?

— Специалист может выехать к вам сегодня. Он поможет вам подключить гомопрофиль

— Постойте. Мы же с вами говорили пять минут назад. Мне нужно не подключить, а отключить гомопрофиль.

— Так вам нужно отключить? — голос звучал несколько удивлённо, словно, Профессор попросил доставить ему билет на поезд в соседнюю галактику на вчера, — назовите, пожалуйста, номер спецификации машины.

— Я же вам минут пять назад называл, вы ещё его записали.

— Мне вы ничего не называли.

Профессору становилось жарко. На лбу выступили капельки пота, а вытереть их было нечем. Он стал шарить по шкафчикам в поиске салфеток или чего-то подходящего. Тишина длилась с минуту, прежде чем Профессор догадался спросить:

— Вы кто? Как вас зовут?

— Я Маргарита, ваш менеджер.

— Но я пять минут назад говорил с вашим менеджером, и диктовал ей спецификации.

— Так я ваш менеджер.

— Нет. Был голос, похожий на ваш. Девушка так и сказала — «я менеджер Маргариты», — Профессору ставало всё сложнее сдерживать себя.

— Понимаете, у меня нету менеджера, вы что-то путаете. Это я ваш менеджер.

— Ага. Как вас зовут, простите?

— Маргарита.

Это становилось утомительно и пора было прекращать.

— И вы можете прислать специалиста сегодня?

— Да, на одиннадцать утра. Вам подходит?

— Хорошо, буду ждать, спасибо, — произнёс Профессор и кликнул на отключение связи.

На одиннадцать была назначена встреча с Ниной и Ноной. Но продолжать бестолковую беседу ещё хоть на одну лишнюю реплику Профессору никак не хотелось. Опять бы звучал марш Мендельсона под ситару, Маргарита стала бы уточнять другое время…

Вот тебе и квантовая неопределённость в действии. Кто знает, что его могло ждать после очередного «подождите секундочку» — услышал бы ли он вновь эту же Маргариту. Или хотя бы её таинственного менеджера. Которого у Маргариты нет. Или же разговор продолжил бы кто-то третий. Хотя, квантовая неопределённость не предполагает третьего варианта. В общем сейчас казалось несравненно проще перенести встречу Нины и Ноны, или чтоб они подождали, попили чайку с Виталиной, пока он разберётся с техспециалистом службы поддержки, чем переносить этот трижды распроклятый визит специалиста хотя бы на двадцать минут.

Профессор оказался изрядно зол и измотан. Виталина уже проснулась и приглашала его на завтрак, но он буркнул, что не голоден, и отправился в свою спальню. Ему хотелось поспать хотя бы часик.

Но проспал Сергей Борисович несколько дольше. Разбудила его Виталина по коммуникатору, динамики которого были встроены в том числе и в спальне:

— Профессор, к вам тут пришли.

002— Кто? — резко произнёс Профессор. Он ещё не понял, это сон, или реальность? Но уже готов был действовать. В мгновение он вскочил с дивана, на котором прилёг перед этим, и оказался
у зеркала.

— Трудно сказать.

— Так спроси же. Не томи. Это парень или две девушки?

Профессор тем временем поправлял рубашку, надев клетчатый твидовый пиджак, он готов был выйти.

— Это три девушки, — ответила Виталина.

— Надо же, — произнёс Профессор вслух, уже отключив коммуникатор. Он был несколько удивлён. И даже — заинтригован.

Девушки ждали его в атриуме, сбившись в кучку у центрального терминала Альфы. Нину и Нону Профессор узнал сразу. Он узнал бы их даже если бы они не высылали фото с резюме. Это были две чрезвычайно похожие друг на дружку близняшки. Ну прям как два стакана или две одинаковые вазы. Казалось, никаких два сотворённых природой объекта не могут, не смеют, быть похожи друг на друга в той же мере, что и представшие перед ним Нина и Нона. Даже два совершенно одинаковых яблока, поставленные рядом, обнаружили бы больше различий, чем две эти девушки. Их отличало лишь одно — цвета шарфов, у одной он был синий, у другой зелёный. Причём шарфы были повязаны абсолютно одинаково.

Профессор поздоровался со всеми девушками, к третьей обратился даже и не стараясь скрыть улыбки, которая была порождена то ли врождённой учтивостью и галантностью профессора, то ли иронией в связи с сегодняшним разговором со службой поддержки:

— А вы, случайно, не Маргарита?

Словно ребёнок, открывший коробку конфет-ассорти, и решающий, съесть вначале вкусные, а остальные оставить на потом, или вначале съесть невкусные, а вкусные оставить напоследок, «на десерт», профессор никак не мог определиться, кокой проблеме уделить внимание в первую очередь. И это решение он принимал в эти сладко-мучительные секунды. Потому как был крайне заинтригован внешностью Нины и Ноны, пусть и во всём, кроме идентичности в двух разных индивидах ничем более непримечательной.

— Нет, я Анастасия. Я из компании «Надежные системы». Меня прислали переподключить гомопрофиль Альфы.

— Ага, вот как. Переподключить?

Профессор принял решение и теперь оно далось легко. Стало ясно, что общение с Анастасией потребует больше времени и, что печальнее всего, сил.

— Анастасия, могли бы ли вы подождать минут пятнадцать. Виталина угостит вас чаем.

— А чай натуральный, или из переработки?

— Какой пожелаете, — ответил Профессор и уже полностью переключился на Нину и Нону. Виталина проводила Анастасию на кухню.

С Ниной и Ноной он поднялся на второй этаж, к себе в кабинет. По дороге он в общих чертах рассказал об Агентстве и старался быть максимально учтивым. В кабинете, естественно, он угостил их кофе со всё еще свежими круассанами. Их осталось лишь два.

— Держите, — протянул он — кажется, один шоколадный, а другой с персиковым джемом.

Одна из девушек заглянула в пакет. Потом посмотрела на свою сестру.

— А нет двух шоколадных или двух персиковых? — со всей возможной непосредственностью произнесла она.

— Нет, к сожалению нет, — ответил профессор.

Казалось, заглянувшая в пакетик реплика сестёр уже готова была отказаться от угощения, но тут вторая кивнула ей:

— Бери, разделим пополам.

Возможно, Профессору это только показалось, но возможно, действительно девушка, взявшая в руки пакет, вздохнула с облегчением. Она достала один из круассанов, разделила и подала сестре половинку. И вроде, её совершенно не волновало, был ли этот круассан с шоколадом, или с персиковым джемом. Главное, чтоб сестре досталось то же угощение, что и ей.

Собеседование заняло не более пятнадцати минут и прошло в дружеской форме. Чего там таить, уже первые минуты встречи профессору хотелось нанять на работу этих двух колоритных персонажей. Пусть бы они ничего не делали в офисе. Пусть бы только были талисманами Агентства, и этого было бы достаточно.

Они договорились, что начнут испытательный срок в понедельник. К тому времени Профессор надеялся уладить парочку юридических вопросов и получить первого клиента. И тогда можно было бы начать вводить в курс дел новых сотрудников. Настоящих, наёмных сотрудников. А не таких, как он сам с племянницей Виталиной.

Уже на посадочной площадке, сажая Нину и Нону на таксокар, Профессор всё же решился задать свой не вполне скромный, и, быть может, даже вовсе неуместный вопрос.

— Скажите, а вы ведь сёстры? Почему у вас фамилии разные?

Одна из девушек, с зелёным шарфом, та, которую Профессор для себя условно называл Ноной, уже села в машину, а вторая, условно Нина, с синим шарфом, задержалась, но лишь на секунду:

— Мы не совсем сёстры. Мы социальные близнецы.

— Ах, ну конечно же, социальные близнецы, — повторил Профессор, хотя на самом деле ничего не понял. — Ну что же, жду вас в понедельник, в девять. Не опаздывайте.

— Конечно же, — сказала Нина.

— Не опоздаем, — подтвердила Нона.

Почти в унисон девушки произнесли «До свиданья», дверца закрылась и кар тут же со свистом взмыл в воздух.

Ах социальные близнецы. Жизнь становится слишком сложной, подумал он, я за вами не успеваю. Профессор твёрдо вознамерился заглянуть в В-педию и узнать, что же это за зверь — социальные близнецы, эта помноженная на два сущность, с которой он сегодня познакомился, и которой, или которым (он ещё так и не понял, всё таки это одна сущность или две разные) предстояло работать в его Агентстве. Может, и платить им как одному наёмнику? Эх, это было бы слишком, ведь работать им придётся за четверых. Оккама на вас не хватает, множите тут сущности без необходимости.

Между тем к более прозаичной реальности Профессора вернула Анастасия. Которая, как выяснилось, успела поднадоесть Виталине.

— Девушки, а что же вы сидите? Вы даже и Альфу ещё не запускали? — это была даже не подколка со стороны Профессора. У него просто было игривое настроение. Всё ещё под впечатлением от Нины и Ноны. Век прожил, а такого ещё не видел. Социальные близнецы. И всё же, что это такое?

Профессор был немного сердит на Анастасию, не только из-за безответственности компании «Надёжные системы», комплектовавших Альфу и проигнорировавших при этом технические требования. И не из-за глупого диалога по телефону не известно с кем в службе поддержки компании. А потому, что Анастасия, её присутствие и назначение, не позволяли Профессору взбежать к себе в кабинет и открыть В-педию на статье о социальных близнецах.

Анастасия подключила к терминалу какое-то устройство, похожее на переносной субтерминал (вы ведь знаете, что это такое, тысячу раз видели). И ещё не все индикаторы на главном терминале Альфы загорелись, а из динамиков полилось — хриплым, прокуренным голоском:

— Привет, босс. А ты знал это? До секса вы помогаете друг другу одеться, после каждый одевает себя сам. Мораль истории: в жизни никто тебе не поможет после того, как тебя поимели.

Ни Виталину, ни Профессора услышанное не удивило. А вот у Анастасии глаза стали как по сто копеек.

— Ну, Анастасия, теперь вы понимаете, почему я прошу Вас отключить гомопрофиль?

— Я не понимаю. Работаю с гомопрофилями более десяти лет, — сказала Анастасия. — но с таким сталкиваюсь впервые. Всегда гомопрофили, установленные по умолчанию очень сдержанные, формальные, в рамках делового этикета. Это, наверное, чья-то шутка.

— Если это шутка, то очень злая, — возразил Профессор.

Анастасия возилась с Альфой больше часа. То клацала что-то на своём субтерминале, то переключалась на центральный терминал, то подавала голосовые команды. За всем происходящим Профессор с Виталиной наблюдали из кухни-студии, в метрах двадцати от центрального терминала Альфы.

— Девочка, что ты делаешь? Мне щекотно, перестань, — раздалось в динамики в какой-то момент.

После этого Анастасия перезагрузила Альфу два или три раза. И вот, после очередной перезагрузки, из динамиков раздался ровный машинный голос:

— Машина XFG-3014, терминал 1 готов к работе.

— Ну наконец-то, — произнесла облегчённо Виталина.

— Подожди ты радоваться, — ответил на это Профессор, и отложив чашку с чаем, направился к центральному терминалу.

— Готово, — услышал он от Анастасии, — Гомопрофиль отключён.

Профессор молча ввёл вручную пару команд и просматривая быстро бегущие строки директорий спросил у Анастасии:

— А где софт?

— Какой софт? — растерянно переспросила Анастасия.

— Софт, который шёл с Альфой, согласно спецификациям. Софт для распознавания, чтения и записи, устаревших форматов данных. Видите ли, у нас тут Агентство по старым форматам. Альфа нам нужна именно для этого — для чтения старых форматов. При подаче заявки на поставку Альфы мы передали вашей компании софт, который должен был быть установлен на машину. Программное обеспечение.

Анастасия выглядела несколько растерянной. Профессор говорил самые простые и банальные вещи, а по выражению лица Анастасии можно было подумать, что он ей тут марсианскую грамоту преподаёт.

— Ну, я полагаю, вы сможете сами установить весь необходимый вам софт. Установка сертифицированного софта не противоречит условиям гарантии и страховки…

— Ладно, я всё понял, давайте ваш акт работ.

Терпению Профессора на сегодня пришёл конец. Он решительно устал от «Надёжных систем». В конце концов, идиотский гомопрофиль отключили, а всё остальное ему поможет сделать Никита. Хотя их софт был, разумеется, не сертифицированным, иначе не было бы потребности включать его в закупочные спецификации и требовать поставки Альфы с предустановленным и испытанным программным обеспечением. Так что тут были определённые риски.

Профессор окончательно убедился, что с Анастасией этой проблемы не решить. Нужно было ехать в понедельник в центр агломерации, в офис «Надёжных систем» и там общаться с руководством компании, или хотя бы с кем-нибудь из инженерного отдела, желательно, с головой на плечах.

Анастасия протянула Профессору планшет с актом на подпись.

— А что это за пункт, 120 кредитов? Вы ведь ещё не выработали сервисное обслуживание, машина ещё не работала и дня!

— Какие 120 кредитов?… Ах, эти… Это два часа работы специалиста. Если у вас есть вопросы, вы можете задать их своему менеджеру. Я работаю по инструкции. По другому не могу…

— Ага, так вот, значит, — пробубнил себе под нос Профессор. Эти «Надёжные системы» ему были уже поперёк горла. Он ненавидел их даже больше, чем своего бывшего директора из Универа.

003Не успела дверь закрыться за уходящей Анастасией, а Сергей Борисович уже сидел у себя в кабинете и не без удивления кликал по страницам В-педии. И еще раз он удивился тому, что умудрился прожить шесть десятков лет, и ни единого разу не услышать о существовании такого явления, как социальные близнецы.

Статья В-Педии, посвященная этой проблеме, оказалась весьма развёрнутой. Помимо собственно детального изложения предмета она была снабжена хорошей библиографией и Сергей Борисович не смог удержаться от того, чтобы заглянуть ещё в десяток других фундаментальных трудов на ту же тему.

Оказалось, социальные близнецы — это форма социальной мимикрии, два совершенно непохожих человека, даже не родственника, могут решить стать социальными близнецами. И тогда за дело берутся медики, психологи, гормональные терапевты, и превращают двух прежде непохожих людей в практически идентичные реплики (точные копии) друг друга.

У социальных близнецов одинаковое всё — даже гормональный фон, благодаря специальной коррекции. Они читают одинаковые книги, смотрят одинаковые фильмы, даже если кому-то из них при этом скучно. Хотя, несинхронные рецидивы скуки случаются только вначале «терапии». Далее все реакции становятся абсолютно одинаковыми. И это считается завершением процесса формирования социальных близнецов. Далее они всё-всё на свете делают одинаково.

Как оказалось, существует специальное законодательство, защищающее права социальных близнецов. К примеру, нельзя увольнять кого-то из близнецов, а другого оставить. Или нельзя кого-то одного из них отправить в командировку. Все транспортные компании обязаны предоставлять социальным близнецам места рядом. Причём, по нерушимой традиции, социальные близнецы всегда на полпути меняются местами — вначале один сидит у окошка, а потом другой. Несоблюдение этой традиции плохо отражается на гормональной синхронизации, поэтому социальные близнецы при любых обстоятельствах стараются строго придерживаться этой традиции. Прочитав об этом, Профессор вспомнил об инциденте с круассанами. Вот, почему Нина и Нона не взяли два разных круассана, а разделили между собой один.

Известны случаи, когда ради того, чтоб быть социальными близнецами, один из партнёров менял свой пол. Приступая к этой части статьи, Профессор немного замялся. Но совсем чуть-чуть. Исследовательская жилка, профессиональная тяга к познанию всего нового и необычного быстро взяла верх над целомудрием и тем, что другие назвали бы ханжеством.

Профессор узнал, что социальные близнецы не занимаются сексом друг с другом. Но если кто-то из близнецов занялся сексом с кем-то, то другой социальный близнец также должен сделать это с этим же человеком. Это делается ради той же гормональной синхронизации.

Причём, этот момент обязательно оговаривается с потенциальным партнёром во время знакомства, и с теми, кто на это не соглашается, на встречу не идут. Если же кто-то пообещал, но не сдержал слово, и увильнул от секса со вторым социальным близнецом, то второй соцблизнец должен найти себе кого-то максимального похожего, того же типа.

И как раз тут, в вопросах касающихся секса, начинаются всякие ответвления и школы. Есть «даршана» (школа), последователи которой проблему гормональной синхронизации в процессе секса решают несколько иначе — через марьяж а труа. Ещё одна даршана строго требует, чтобы секс допускался только в рамках двух пар соцблизнецов. Причём эта даршана тоже разделена на два отдельных учения — сторонники одного говорят, что в рамках двух пар близнецы не имеют права обмениваться партнёрами, другие же говорят, что этот обмен не только возможен и желателен, но и обязателен. Причём, в каноне этой даршаны — Локаятана Упанишаде, прописываются точные графики взаимного обмена партнерами. Обе позиции имеют глубокий метафизический смысл.

А всё потому, что в одном случае признаётся, что воссоединение мужа и жены сильнее, чем воссоединение соцблизнецов. И именно в браке двое становятся одним. Точнее — четверо становятся двумя. А во втором случае — наоборот, признаётся, что воссоединение близнецов сильнее соединения в браке.

Но всё же, следует отметить, традиционно социальные близнецы стараются воздерживаться, и не занимаются сексом уж слишком часто. Во-первых, из-за указанных технических трудностей, во-вторых, потому что это им не нужно, они живут другим. И в этом есть свои метафизические корни, и этические тоже. Ведь соцблизнячество — это полный отказ от самости через дублирование своей самости в другом, в результате мы получаем преодоление эгоизма даже более радикальное, чем в отношениях между родителями и ребёнком.

Почти в конце статьи шли малоинтересные статистические данные. К примеру, на всю 20 миллионную агломерацию приходится не более 1000 пар соцблизнецов. Есть соцблизнецы, которые исповедуют изоляционизм, они работают в закрытых компаниях, живут в кондоминиумах, расселяются в компактных районах. А есть те, которые исповедуют ассимиляцию — максимально возможное растворение в среде других сообществ, без формирования собственных анклавов. Есть даже соцблизнецы, испытывающие ярую антипатию к чужим парам соцблизнецов, независимо от пола или сексуальных предпочтений.

Основателем и теоретиком движения был Ишвара Шри-Бхагаван, живший более двухсот лет назад (есть мнение, что это даже не имя мыслителя, а лишь его титул). Отсюда и все эти индуистские названия — даршаны, Лакаяки и т.п. Уже в те времена уровень технологий позволял трансформировать людей в пары социальных близнецов, однако по разным причинам, и культурным, и религиозным, движение преследовалось почти во всех агломерациях Земли.

Особенно сурово — во времена унитариев, на территориях, подконтрольных им. Более трёх тысяч пар были тайно (sic!) сожжены заживо в специальных печах, а пепел их отправлен в космос. Потому как ортодоксы из числа унитариев были убеждены, что даже пепел сожжённых тел социальных близнецов оскверняет собой Землю.

Особенно впечатлил Профессора один пассаж в сборнике священных текстов социальных близнецов (как выяснилось, течение было в большей мере религиозным, чем социальным явлением):

Как-нибудь ночью, в тишине, когда тебя никто не будет видеть, представь на секундочку, что у тебя есть твоя абсолютная копия. Он тебя не осудит. Не подведёт. Не предаст. Не позволит тебе скучать. Он сумеет в нужный момент тебя мотивировать, сделает это мягко, всегда дипломатично. И он будет ради тебя более, чем ради себя.

Сергей Борисович даже выписал этот отрывок в свой бумажный дневник и сделал это, как он сам полагал, чисто из научного интереса.

Подпишитесь на журнал по емейл, чтоб не пропустить продолжение!

Вы можете получать обновления журнала на емейл.

Введите Ваш емейл:

Юрий Карапетян
Ленивая тварь, начисто лишённая амбиций, но при этом жутко завистлив к успехам других. Любит поспать и поесть больше, чем думает о своём будущем. Единственное литературное достижение - сборник рассказов, изданный журналом "Киев", печатным органом Союза писателей Украины в 2006 году (в самом Союзе не состоит, не только потому, что жмотится оплачивать копеечные членские взносы, но ещё и потому, что не отвечает ни одному требованию организации). Исключительно благодаря малому тиражу (25 экземпляров) сборник стал библиографической редкостью, что и составляет единственную его ценность. Хуже всего автору удаются рассказы и повести в жанре научной фантастики, по какой-то совершенно мистической причине именно им он уделяет больше всего творческих сил и времени.

19 комментариев

  1. яботредактировал

    сразу вспомнилась Марина Абрамович с этим её… Улаем, или как там его

    1. Да я ещё сто раз буду редактировать. Поэтому я пока даже анонса в ЖЖ не делал. Хотелось по-скорее хоть что-то выложить. Теперь вижу, что надо было разбить на два эпизода — отключение гомопрофиля отдельно, и Нину и Нону — отдельно. Но эти два сюжета должны были разбавлять друг друга, служить противовесом. К этому приёму прибегают в комедийных мультсериалах типа Симпсонов. Но применительно к блогу, видимо, его нужно ещё додумать.

      1. согласна, что надо разбавить. но не на отдельные две части, а две разбавленные одна другой)

        1. Вообще, история выходит всё же книжной по формату. Но это, может, от недостатка опыта. Но я хотел бы для начала написать её так, чтобы достигать максимально возможного накала, не взирая на формат. А уже потом, полуготовое, но более-менее целостное произведение втискивать в рамках того или иного формата — книги, или мини-сериала из постов для блога.

          1. с накалом здесь надо шото решать, я дважды ходила на кухню, пока читала. местами много каких– то деталей, которые ни к чему не ведут. пусть бы хоть уронил один из круассанов и потом переживал о том, что гости возьмут упавший. ну или я не знаю…

  2. не путать Улая с Улиссом Джойса)

    Марина Абрамович и Улай — артисты, художники.
    http://www.google.com/m?q=%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B0+%D0%B0%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87+%D0%B8+%D1%83%D0%BB%D0%B0%D0%B9&client=ms-opera-mini&channel=new

    http://www.adme.ru/hudozhniki-i-art-proekty/potryasayuschaya-istoriya-lyubvi-dvuh-hudozhnikov-479105/

    они превратили свои отношения в перфоманс, эта история правда разрывает сердце. надо обязательно смотреть видео по теме. вот их «коллективное существо» отчасти перекликается с социальными близнецами (мне, кстати, очень нравится идея). хотя это другое, конечно. у них сценарий отношений сам по себе банальный, конечно. всё по учебнику. но КАК они это прожили… это просто невероятно красиво подано.

      1. я вот например смотрела фильм «artist is present», потом поинтересовалась подробностями про них с Улаем, а потом, кажется, плакала. но это спорная реакция, т.к если ты женщина и тебе удаётся прожить дольше, чем до тридцати, плаксивость идёт бонусом, неотвратимо. я вот видела на дороге котика с белым брюшком и белыми лапками, которого сбила машина, ещё весной, и до сих пор вот пишу и готова расплакаться. так что тебе может будет не так уж переживательно

    1. А как же вовлечённость в атмосферу? Как без деталей этого достичь? Как раз круасаны ведут — потому что они вроде как демонстрируют, что Нина и Нона скорее откажутся от угощения (т.е., поведут себя невежливо), чем позволят себе съесть два разных круасана.

  3. про разные круассаны то понятно. а вот начало про них (про круассаны, с двумя «с»), нудное. эмоциональные переживания героя, выраженные его мыслями, приоткрыли бы тайну его характера, вызвали у читателя сопереживание (а как бы мне было в такой ситуации, что бы сделал я?), приведя в итоге к чувству сопричастности и в конечном счёте породив интерес к дальнейшему чтению.

    1. огромное спасибо) на счёт упал — поднял с пола надо будет подумать, возможно, я у тебя это украду)) За 2 «с» спасибо отдельное, что бы я без тебя делал?))

      1. как ты, интересно, собрался украсть то, что тебе подарили?)))
        я, кстати, могу посмотреть, что бы ты без меня делал. нужны твоя дата, время и место рождения))

  4. ну, я кроме визуального ряда ни на что не смотрела, и можно сказать, что в лучшую, хотя для меня пока что под вопросом ценность картинонек для повествования в целом))

  5. Я не разбираюсь во всяких там форматах и прочих литературных премудростях, поэтому не могу сказать как сделать лучше, а вот как простой читатель могу сказать, что если бы это была печатная книга, то скорее всего читать бы ее я не стала, не мой жанр)) но я читаю все ваши посты в блоге, потому что Вы единственный человек в моем окружении для которого писательство — дело для души)))

    по содержанию… задумка с социальными близнецами интересна. Вот у меня есть два брата-близнеца и в детстве я им немного завидовала, потому что да, «у тебя есть твоя абсолютная копия. Он тебя не осудит. Не подведёт. Не предаст. Не позволит тебе скучать. Он сумеет в нужный момент тебя мотивировать, сделает это мягко, всегда дипломатично. И он будет ради тебя более, чем ради себя.» но стать кому-то близнецом я бы не хотела, особенно если учесть все заморочки разных школ.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *