Киевский планетарий — Блог копирайтера

Киевский планетарий

Киевский планетарий

Я сидел в машине, не выключая двигатель, потому что на улице был дикий холод и не хотелось отключать тепло. Руслан вышел в магазинчик ритуальных безделушек, я привез его сюда, потому что мама попросила его купить два венка на похороны отца. Я привез Руслана сюда, потому что около пяти лет назад мы с отцом скупались тут когда умерла моя мама, а четыре года назад — когда умерла бабушка, мама моей мамы. Я отправил Руслана узнать, принимают ли в магазине карты, и сколько стоит венок (чтобы узнать, сколько нужно снять денег в банкомате). С первой задачей он справился за две минуты, а про вторую забыл и ушел в магазин снова. Сам я внутри магазина раньше никогда не был, те два раза, о которых я писал, я ждал отца в машине. Не то, чтобы я испытывал какую-то неприязнь к этим заведениям, но просто все три раза можно было обойтись без моего присутствия, вот я и обошелся.

Я думал о Руслане, о том, что у него умер отец, которого Руслан не любил, и судя по разговорам Руслана, эта нелюбовь была у них взаимной. Отец был алкашом и когда Руслану было лет шесть избил его так, что его пришлось зашивать в районной больнице. На его лице до сих пор осталось несколько шрамов, он говорил обычно, что его покусала собака. Но однажды он принес мне рассказ, который он написал он сам. И в этом рассказе все было довольно подробно описано. Мать Руслана (которая с этим отцом уже более пяти лет была в разводе и сейчас была замужем за другим мужчиной, чью фамилию взял Руслан) попросила его приехать сегодня в село, взять венков, рушников и конфет с печеньем для раздачи за упокой, остаться на пару дней, через два дня должны были состоятся похороны. Раньше никак, так как тело отца еще не привезли из Луганска. Еще до визита в магазин Руслан попросил меня что-нибудь придумать, чтобы только не пришлось ехать на похороны.

Руслана не было уже полчаса. Я позвонил Лере, однокурснице Руслана:

— Привет, Лера. А вы не хотите сегодня с нами поехать в Киев на концерт классической музыки? У нас есть билеты на «Интерстеллар» в Киевский планетарий. В кино сходим может, полазим по «Лавине». Маша там рядом? Спроси у нее.
— Я бы с радостью, но мне нужно дождаться четырех часов и посадить сестру на автобус в Пединовку.
— Да ладно, я отвезу ее в Пединовку, это займет минут тридцать, найди Машу и спроси, поедет ли она с нами.

Я посмотрел на часы, Руслана не было уже полчаса. Я удивился, неужели узнать цену на два венка сложнее, чем узнать, есть ли у них терминал. Без особой охоты я заглушил двигатель, закрыл машину и вошел в магазин.

Вход мне перегородил какой-то усатый громила с огромным калькулятором в руках. Он бубнил какие-то цифры, а завидев меня грубовато преградил мне дорогу:

— Ты кто такой?

Я был сражен уровнем сервиса этого дядчки.

— Ну что, Руслан? Ты узнал, сколько будут стоить венки? Почему так долго? Нам сегодня еще нужно решить много вопросов.

В магазине страшно воняло сыростью, сосновым деревом и чесноком. Причем на фоне вони от сырости чеснок пах приятно.

— Да успеете вы решить свои вопросы! — мужик что-то кляцнул на калькуляторе и заматюкался — Блядь, опять сбилось, сейчас я быстро посчитаю заново!

Хотелось конечно послать этого мужика на хуй, но при разнице его и моей комплектации ничего хорошего этого не сулило. За ним прятался немного угнетенный ситуацией Руслан.

— Идем отсюда, — сказал я ему. — Купим венки в другом магазине. Что за долбоебизм, полчаса считать цену на простой венок. Ты узнал, сколько он стоит?

Мы вылетели из магазина, так что я даже не заметил реакции горе-продавца.

— Он не хотел говорить цену, три раза считал каждый цветочек и ленточку, я хотел за 250 он за 400 парил.

— Что-то дороговато. Может ты позвонишь маме и скажешь, чтобы купить один венок на двоих? Не хоечтся отдавать 800. грн, еще 200 грн придется потратить на конфеты.

— Но мама сказала, что отдаст тебе все деньги.

— Я понимаю, но сам подумай, к чему ей такие расходы? У меня когда умерла мама мы с папой возложили один венок на двоих, и было нормально. Вы что, такие уж олигархи, чтоб каждый по венку заказывать?

— Тебе что, денег жалко?

— Да, жалко! Возьми и позвони маме!!! Неужели это так трудно.

Я развернул машину и мы поехали покупать конфеты. Я ему предложил поехать в Киев. Он обрадовался как ребенок, в прочем он и был ребенком.

— Я позвонил Лере и Маше, они согласились поехать с нами.

Настроение Руслана круто изменилось.

— Ты что, долбоеб? Я не хочу с ними ехать! Давай вдвоем!

Меня очень удивили эти слова Руслана, так как сегодня утром, когда ему еще не сообщили о кончине отца, он сам попросил взять своих подруг и однокурсниц с нами в Киев. Я заглушил мотор машины.

— Во-первых, хватит обзывать меня долбоебом, во-вторых, это твои подруги, мы потратим почти тысячу гривен на бензин, какой смысл нам катать в Киев две задницы, если мы можем поехать большой кампанией?

Руслана это не убедило и он продолжил сыпать упреки и ругательства в мой адрес.

— Хорошо. Позвони Лере и скажи, что мы никуда не едем. Давай, звони. Нет? Не хочешь? Тогда я сам позвоню.

Что-то опять переключилось в мозгу Руслана. Он начал выхватывать у меня из рук телефон.

— Не надо, пусть едут с нами. Юра, извини меня пожалуйста, я повел себя неправильно. Просто вся эта ситуация с похоронами на меня жутко давит, я ненавидел этого человека, я не хочу ехать в село и оставаться там на несколько дней.

— Хорошо, позвони маме и скажи, что нас по работе срочной вызывают в Киев, мы завезем венки и конфеты, а завтра утром я привезу тебя на похороны.

— Но я не хочу на похороны!

Меня это конечно удивило, все же отец, и такое случается раз в жизни. Я вспомнил, как папа рассказывал, что служил в армии, когда его отца не стало и он не смог приехать на похороны, так как это было в другой республике. Отец ему часто снился и во сне укорял его за то, что тот не приехал попрощаться с ним. Еще папа говорил, что долгое время у него оставалось ощущение внутреннее, будто отец жив, но его просто нет рядом, он где-то в другом городе, но вот-вот вернется.

— Позвони и скажи маме, что мы едем срочно в Киев на пару дней.

— А что, если она мне не разрешит поехать?

— Ладно. Приедем в Киев и уже потом скажешь, что от нас потребовали, чтобы мы остались на два дня.

— Лучше на три.

— Хорошо, пусть на три.

Мы скупились печеньем и конфетами, поехали в другую скорбную лавочку, где купили два отличных венка по 150 гривен, и нам еще и ленты подписали бесплатно, на фоне чего мужик со своим калькулятором выглядел еще большим лохом. Мы купили четыре платка, посчитали все покупки, вышло 600 гривен.

— Смотри, эти венки за 150 выглядят ничуть не хуже, чем у того мужика за 250, давай скажем твоей маме, что мы потратили 800?

В принципе, у меня были деньги и особо острой необходимости в этой авантюре не было. Мне просто было интересно посмотреть, как поведет себя Руслан.

— Хорошо, давай так и сделаем.

Мы заехали за Лерой и потратили на то, чтобы отвезти ее сестру в Пединовку минут сорок, может и час. Еще минут 15 мы ждали у дома Машу, потому что ребята не додумались вовремя позвонить ей и попросить, чтобы она выходила.

Мне не хотелось уж слишком глубоко рыться в душе у Руслана, может у него были очень веские, никак не понятные мне причины не хотеть ехать на похороны отца. Было немного неожиданно для меня, что он так быстро согласился променять увеселительную поездку на посещение этого важного события.

Как рассказывал Руслан, его отец был законченным алкашом, он даже не смог запастись дровами на зиму, и чтобы не замерзнуть на смерть в сельской хате, записался контрактником в АТО. По той причине, что он погиб будучи солдатом, Руслану до 24 лет теперь полагалась неплохая пенсия — около 5000 грн. Я советовал сходить Руслану на похороны хотя бы в знак благодарности за эту пенсию.

Я поставил ненавязчивую, можно даже сказать почти траурную музыку, чтобы дорога до села Руслана, которое было по пути в Киев, не была слишком уж мрачной, но при этом не нарушать негласных правил приличия по поводу.

Как только в машину села Маша, первое что она сказала, «можно я поставлю свою музыку».

— Пусть немного вначале Юра послушает свою, — сказал Руслан.

— Да ладно, Руслан, ничего страшного, Маша, ставь, — сказал я и подал Маше аудиджет от музыкальной системы машины.
Я не знал, осведомлены ли девушки о смерти отца Руслана, похоронная атрибутика лежала в багажнике и из салона ее не очень было видно.

(Продложление следует… Может быть, если соберется достаточно лайков и комментов)

Юрий Карапетян
Жизнь подрбрасывает нам много разных испытаний, не стоит быть слишком самокритичным и угнетать себя, даже если на некоторые из испытаний ты не смог правильно ответить и допустил ошибку. По образованию я историк философии, почти 20 лет проработал в пиаре и журналистике, около 10 лет занимался различными веб-проектами, изучал веб-технологии, работал над проектами в сфере интернет-маркетинга.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *